Формула семьи. Бить или не бить? Текст эфира о насилии в семье

Смотреть все записи блога

Формула семьи. Бить или не бить? Текст эфира о насилии в семье

10 августа 2017, 13:47

«Перестаньте жалеть и оправдывать мужа, который вас бьет. Подумайте о детях, они не должны расти и видеть, как отец избивает мать. Сердце ребенка разрывается в такие моменты». Юрий Пожидаев (аудиозапись эфира)

Эльвира: Всем добрый день, друзья! В эфире передача «Формула семьи». 4 августа 14:00 по московским часам. И мы начинаем. В студии сегодня ведущая — Эльвира Чипенко и наш психолог, специалист по семейным отношениям. Какой у Вас опыт консультирования, Юрий? В студии Юрий Пожидаев.

Юрий: В смысле — временной? Или…

Эльвира: Временной, да.

Юрий: Временной — лет 10, наверное.

Эльвира: Лет 10, друзья, представляете?! Так что задавайте смело свои вопросы, будем отвечать на них. Да, Юрий, будете отвечать?

Юрий: Конечно, будем отвечать. Тем более, сегодня тема такая — глубоко морально трагическая.

Эльвира: Да, тема у нас тяжёлая сегодня. Эту тему много поднимают на телевидении, на радио. Но как-то глубины её основы не обсуждают. Обсуждают в основном последствия. А тема такая: насилие в семье. Вот сегодня будем говорить — бить или не бить? Почему не бить? И что делать?

Юрий: Почему не бить или зачем бить? И так далее. Друзья, если у Вас будут вопросы, связанные с этой темой и какие-то комментарии. Может быть, Вы сами были обидчиком или пострадавшим, пишите нам. Нам очень будет интересно узнать ваши истории. И хочется, чтобы каждый эфир, который мы делаем. Конечно же, для вас, чтобы он был живым. Потому что ваши истории делают эфир живым. Начнём с определения. Что же такое насилие? Семейное насилие — это повторяющийся с увеличением частоты такой цикл, когда человек страдает физически, эмоционально, словесно, психологически и сексуально. Вот это насилие, которое происходит в семье. И вот мы сегодня попытаемся с вами размотать этот клубок. Почему как-то вот насилие, оно есть в России. Насилие, Статистика достаточно такая серьёзная. Потому что каждые 40 минут от насилия погибает женщина. В России. Вот мы эфир проведём, одна женщина вследствие насилия погибнет.

Эльвира: Погибнет — это умрёт?

Юрий: Это умрёт, конечно. И каждые две минуты совершается насилие в России. Социологи приводят такие данные. И, в принципе, очень тревожащие такие цифры. И с насилием мне приходится сталкиваться очень часто. У меня на консультации была такая история, когда разгорелся скандал между супругами, между мужем и женой. И произошёл этот факт насилия. Мужчина так толкнул свою супругу, в глубину дивана, что этот удар был достаточно серьёзный. И было страшно это видеть. Потому что человек уже дошёл до такой грани, когда посторонний человек, уже я, он уже не стал какой-то преградой для него. То есть, человек прошёл уже много-много чего. И, по всей видимости, насилие было очень и очень серьёзным. И очень таким глубоким. И имело много-много периодов, когда человек достигал такого состояния. В моей семье тоже было самое. Мне кажется, что в русских семьях это встречается достаточно часто. Почему как-то замалчивается, почему люди терпят, женщины терпят? С самого детства вот внушается одна из пословиц, которая на слуху: «Не надо выносить сор из избы».

Эльвира: Есть ещё вторая: «Бьёт, значит, любит».

Юрий: Бьёт, значит, любит. Вот не надо. И ещё есть, с советского времени пришла такая поговорка, что семья — это ячейка нашего общества. Вот такая ячейка, которая должна всё в себе хранить, которая должна оберегать вот все проблемы. Но это же дела семейные. Мы же должны сами разобраться. Зачем нам нужны какие-то посторонние люди? Я общаюсь с женщинами, когда консультирую их, и вот там происходит эмоциональное насилие. Там пока муж бьёт посуду, он крушит столы, мебель, может порвать платья, может сделать… И он эмоционально унижает свою собственную жену. Он просто уничтожает её. Он ругается, он обзывает её, он так вот выворачивает всю историю, которая связана с ними наизнанку для того, чтобы она страдала. Я ей говорю: «Слушай, тебе нужно, во-первых, ты рассказываешь мне. Мне нужно… Нам нужно встречаться, нам нужно разговаривать с ним об этом. Она говорит: «Я его боюсь. Я не могу об этом говорить. Я его боюсь, я не могу об этом говорить. Потому что если я расскажу, я боюсь, что он причинит мне какую-то… Он сделает со мной, я даже не знаю, что». И вот порою женщины находятся вот в этих тисках. Находятся вот в этом состоянии страха. Но мы ещё поговорим сегодня об этом. Почему домашнее насилие или насилие в семье как-то оно не выплёскивается наружу? Потому что существуют определённые установки в этом мире в нашем обществе, в котором мы живём. И вот первая из них, что ну сейчас уже такого нет. Это вот раньше…

Эльвира: Это миф.

Юрий: Да, это раньше когда-то там кулаки были. Вот крестьяне были. Это раньше всё это было. Но сейчас женщины, чтобы привлечь внимание каким-то образом, они могут об этом сказать, и так далее. На самом деле это не существует. И первая проблема, когда если женщина хочет об этом сказать, она чего боится? Она боится, что ей не поверят. Потому что муж-то такой хороший, он такой весь положительный, у него красивый пиджак, у него суперная причёска. Он такой добрый, обходительный.

Эльвира: Обычно тираны как раз на публике такие прямо идеальные. И людям не верится, что этот человек может какие-то плохие поступки совершать.

Юрий: Конечно! То же самое и педофилы, то же самое и маньяки, они очень достаточно приличные. Они умеют в обществе себя сдерживать. И они умеют в обществе себя подавать. Следующий миф или вот следующая такая отмазка, которая существует в обществе, почему не обращают внимания, почему вот люди, которые терпят насилие, они находятся в таком загоне. То, что женщина, она сама дура, сама виновата. Вот если она… Значит, за дело ей вот. Порой соседи слышат, что какой-то шум, гам происходит, женщина кричит. Может, кричит: «Помогите», там ещё что-то. Соседи как прореагируют? Значит, сама напросилась. Сама виновата, нечего было раздражать своего мужчину, своего мужа своим поведением, своей критикой, своими какими-то... Своей бензопилой, которой она там точит его и так далее. И вот вследствие этого вот отношение к этому пороку, который разъедает семьи, уничтожает семьи, уничтожает личности, уничтожает женщин, детей уничтожает. Детское насилие — это вообще особая тема. Я даже сегодня не хочу её касаться, потому что это достаточно глубокая тема. Я думаю, мы как-нибудь об этом поговорим более подробно.

Эльвира: Мы коснёмся, потому что есть сообщение от слушательницы. Марина написала: «Здравствуйте! Один раз в жизни отлупила сына, когда ему было 4 года. Сейчас ему 31 год, но до сих пор я испытываю угрызения совести. А если мужчина поднимает руку на женщину, он морально слаб».

Юрий: Да, мужчина морально слаб. Марина, что бы я Вам хотел сказать по этому поводу. Несмотря на то, что Вашему сыну 31 год, Вы расскажите ему эту историю ещё раз. Если Вас мучает чувство вины, если совесть Ваша не в порядке, пригласите сына своего, налейте ему чаю, посмотрите ему в глаза. Посадите его перед собой. И просто в подробностях расскажите эту историю. Начните с предыстории. Попытайтесь объяснить ему причину. И вот я хотел бы, чтобы Вы освободились от этого. Я так примерно прикидываю, что Вам примерно лет 50-60. То есть, Вы уже достаточно взрослый человек. И нужно освободиться. Я думаю, что если Вы покажетесь… Не покажетесь, а предстанете перед сыном вот такой беззащитной, просящей прощения, я думаю, что это для него будет хорошим уроком. Ваши отношения с сыном ещё больше станут… Лучше, крепче и сильнее.

Эльвира: Мы вернёмся ещё к Вашему плану эфира, Юрий, но есть парочка ещё сообщений от слушателей. Леся написала, ну это, вероятно, ответ на вопрос: почему происходит насилие в семье. «Потому что мужчины видят в женщине слабого человека».

Юрий: Ну это тоже, это как комментарий. Понимаете, здесь такое двоякое мнение, потому что мужчина должен в женщине видеть слабую. Потому что он должен её защищать. Если мужчина видит в женщине…

Эльвира: В женщине сильнее…

Юрий: … сильнее себя какой-то агрегат такой, который сильнее его, то там будут другие проблемы. Я думаю, что проблема не в том, что женщина слабая. А проблема в том, что с мужчиной что-то не так. У мужчины есть проблемы. Потому что женщина — она в любом случае слабее. Вот так женщина устроена, она слабее. Она и эмоциональнее слабее, и физически слабее. Мужчина должен её защищать. Но мужчина не выполняет этого прямого предназначения.

Эльвира: Более того, сам становится угрозой.

Юрий: А мужчина сам становится угрозой и наносит просто побои, наносит моральный, физический ущерб для своего любимого человека.

Эльвира: И ещё два сообщения. От Натальи: «Если муж пытается морально задавить — это тоже насилие? Я, правда, даю ему отпор. Но до кулаков не доходит».

Юрий: Естественно, что это проявление вообще…. Когда давят, вообще, вот Вы в своём вопросе хорошо использовали этот глагол — морально задавить. Вот Вы представляете? Конечно же, когда давят человека, когда его морально унижают, когда издеваются над ним, понимаете, иногда бывает так, что моральное насилие, оно более пагубно. Тут один раз кулаком дал и забыл. А бывает так, что такие слова какие-то произнёс, и эти слова надолго остались в памяти. И с детьми иногда так бывает. Когда дети помнят те слова, ту ситуацию, в которой они были морально унижены своими родителями, особенно, в присутствии других детей или в каком-то микрообществе, в котором они находились. И дети это помнят. Я вот со своей жженой разговариваю, она фрагментарно помнит истории, которые с ней происходили, когда она была маленькая. Досконально. Как она пряталась под стол, что с ней происходило. И дети помнят это. Конечно же, и Вам стоит об этом с Вашим мужем поговорить. Хорошо, что у Вас дело не доходит до кулаков. Но если Вы будете в том же темпе так вот «танцевать», в кавычки возьмём слово «танцевать», то и до кулаков может дело дойти.

Эльвира: «Формула семьи» продолжает эфир. Тема сегодняшней передачи «Насилие в семье». Разбираемся с Юрием Пожидаевым, нашим психологом почему же всё-таки не стоит применять рукоприкладство в семье, чем это чревато. Ещё есть несколько сообщений. Пишет Павел из Минска: «Если отец бил мать на глазах дочери, когда она вырастет и создаст свою семью, это повлияет на её семейную жизнь? На самореализацию, на самооценку?»

Юрий: Конечно, повлияет. Вы представляете, что мама для девочки очень близкий человек. Когда маму бьют, Вы даже не представляете, что происходит с сердцем ребёнка. Как оно разрывается, и как оно наполняется болью вот этой всей картины. Конечно же, что ребёнок, возможно, забудет какие-то фрагменты. Но эта боль, это вот состояние ужаса, паники останутся. И я думаю, что ребёнок в какой-то степени будет неуверенный, в какой-то степени он будет манипулятивным. И этой девочке будет очень тяжело. Конечно же, если девочка это помнит, она уже выросла, помнит об этом, то хорошо бы всё это проработать. Хорошо бы вот эти ситуации вскрыть, открыть эти ситуации. И постараться помочь этому человеку. Потому что её уже будущая семья, возможно, уже есть эта семья, то она будет очень сильно страдать. Потому что вот такие вещи, которые происходят на глазах у ребёнка, они просто так не проходят. Я когда воспитывался в деревне, это было в Самарской области, у нашей семьи были соседи, и сейчас уже умерли все эти люди, я могу спокойно говорить про них. То есть, там был такой дядя Вася, и он когда напивался, он обычно бил всех подряд. И у него была такая привычка, наказывать своих детей кипятильником. Вот раньше были такие…

Эльвира: В смысле — кипятильником…

Юрий: Сейчас объясню. Такие были кипятильники, которые чтобы большое количество воды нагреть. То есть, он где-то сантиметров 30 такой высоты кипятильник сам, вот эта закрученная металлическая часть. И у него провод такой достаточно длинный, метра полтора. И вот этим проводом от кипятильников били детей. И я однажды видел, как это происходило на моих глазах. Я вам честно, друзья, признаюсь, что прошло, наверное, года 44, а я это помню как сейчас. И естественно, что, конечно же, такие ситуации, когда ты видишь это, даже это не с твоими близкими происходит, это остаётся в памяти, это влияет на всю оставшуюся жизнь. Мы идём дальше?

Эльвира: Нет, ещё есть сообщение.

Юрий: Не идём дальше.

Эльвира: Ещё есть сообщение. Нам пишут и пишут слушатели. Элина пишет: «Скажите, если в детстве, вроде, любили, но вырастили как растение, полный инфантилизм. Это своего рода насилие. Теперь как жить? Не понимаю, не умею».

Юрий: Надо учиться. Конечно, у меня возникает очень много вопросов к….

Эльвира: Элина.

Юрий: Элина, да. Как Вас воспитывали как растение, что Вы имеете в виду под этим? Как растение — это значит, Вас поливали и с Вас ничего не спрашивали? То есть, Вам давали всё, что Вы хотите, ни в чём Вам не отказывали, не было дисциплины. То есть, Вы выросли такой аморфной, ни к чему неприспособленной? Или как растение — это что под этим Вы подразумеваете? Вот в зависимости от того, что Вы под этим подразумеваете, потому что нужно понять, что выросло? Вот нужно понять, какое растение выросло. Вот на основании растения, которое выросло, на основании того, какая Вы выросли, уже потом дальше можно говорить, что с Вами делать, и как с Вами делать. Но если Вы считаете себя инфантильным человеком… Человеком, который не приспособлен к жизни, ну надо брать себя в руки, прежде всего. Надо собраться, найти человека, или, может быть, пойти к психологу, закончить какие-то курсы, где Вам помогут. Потому что самостоятельно Вы не сможете выбраться из этой ямы инфантилизма. Вам нужен человек. Который поможет Вам, который поднаправит Вас, который вдохновит Вас. И который на каком-то этапе жизни будет неким коучем для Вас.

Эльвира: И сразу ответ от неё пришёл. Она пишет: «Ничего не спрашивали, не отказывали. Поступала не сама, не сама выбирала путь, не давали работать до 26 лет. Выросло «оно», которое теперь ничего не умеет. И нет друзей». И предыдущее ещё сообщение от неё было: «Скажите, как жить без поддержки, без друзей? Совсем один человек. Это нормально?»

Юрий: Это ненормально, когда Вы без поддержки, без друзей. Но я хочу Вам следующее сказать, что я не помню, у матери Терезы я это прочитал или у кого-то ещё, что когда тебе очень плохо, найди, кому ещё хуже и помоги ему. Вы знаете, конечно же, я не могу Вам через эфир выписать друзей, как рецепт врача. Я не могу сразу решить Ваши проблемы. Но я думаю, что если Вы пойдёте, например, в детский дом, если Вы пойдёте, может быть, в Дом престарелых, если Вы найдёте ту аудиторию, которой Вы нужны и начнёте с этим контингентом общаться, начнёте отдавать, я так думаю, Элина, у Вас есть что отдать. У Вас есть руки, у Вас есть ноги, у Вас есть невостребованная любовь, которой скопилось очень много. Это проявление милосердия, сострадания. Вот когда Вы начнёте работать вот с таким неблагополучным слоем населения, когда Вы будете отдавать эту любовь, у Вас появится уверенность в себе, что Вы это можете. И потом постепенно появятся друзья. Это необязательно из Дома престарелых или, например, из детского дома. Хотя почему нет? Я вот знаю, такая организация, которая есть у нас в Москве, которая называется «Большие братья, большие сёстры». И они помогают людям становиться братьями и сёстрами для детей из детских домов. Не то, что их брать в опеку, не то, что оформлять документы и так далее. Просто закрепляют за тобой ребёнка, которого ты выбираешь, и ты начинаешь с ним дружить. Ты начинаешь ему помогать взрослеть. И я думаю, Вам 26 лет. Это не значит, что Вы не прочитали ни одной книжки. Это не значит, что Вы не посмотрели ни одного фильма. В любом случае — Вы жили. Вас пытались оградить очень заботливые родители, но Вы жили. У Вас есть чувства, у Вас есть понимание, у Вас есть отношение к этому миру. И я думаю, что когда Вы начнёте реализовываться, Элиночка, дорогая, давайте. И всё у Вас получится. Я просто в Вас верю.

Эльвира: И ещё одно сообщение прежде, чем мы продолжим двигаться по теме. Оля пишет: «Что делать, у меня двое детей, одному 2,8, то есть, почти 3 года, второму 4 месяца. Муж время от времени уходит в запой на несколько дней, оставляя меня одну. Я остаюсь сама, и мне морально очень тяжело. Это тоже в своём роде насилие?» Дальше Оля ещё написала: «И при этом во всех проблемах винит меня».

Юрий: Ну Ваш муж, если он уходит в запой, он алкоголик, Вы созависимый человек. И Вы нуждаетесь в квалифицированной помощи. Конечно же, Вам надо найти группу для созависимых. И я понимаю, что у Вас есть дети. Но, наверное, есть какие-то друзья, родственники, которые могут посидеть с Вашими детьми. И Вам надо начать ходить в эту группу, чтобы выработать правильную модель, правильное отношение к своему мужу. Иначе ничего хорошего не будет. Подумайте, пожалуйста, о своих детях и самой себе. Потому что для Ваших детей, понятно, отец — это уже отдельная история. Он болен. И вообще, алкоголизм — это болезнь. И вообще, относитесь к нему, как к больному человеку. Не обижайтесь на него. Потому что, обижаясь на него, и расстраиваясь, Вы тем самым наносите урон себе. Подумайте о детях. Ваши дети ещё маленькие. Они ещё много чего не понимают. Им нужна адекватная здоровая мама. Если это всё будет продолжаться, если Вы ничего не будете делать, то через 10 лет Вы будете уже совершенно в другом состоянии. Вы будете с набором, с букетом всевозможных психологических проблем. Это будет отражаться на Ваших детях. И проблем будет ещё больше, которые уже будут в Ваших детях. Поэтому берите Гугл, ещё что-либо — «созависимые группы». Ищите помощь. Чтобы Вам могли квалифицированно помочь. А вот страдать, мучиться, жаловаться на мужа уже надо, стоит прекращать. Потому сто Ваш муж болен, и Вам нужна тоже квалифицированная помощь.

Эльвира: Иногда люди не готовы слушать жёсткие ответы, но в случае с алкоголизмом, с насилием в семье никаких других ответов там просто не может быть. Пожалеть и по головке погладить — это не к нам в данном случае.

Юрий: Это как, например, человек болен туберкулёзом, то его нужно изолировать. Если это открытая форма, его нужно изолировать и отправлять на длительное время на лечение. И ничего с этим не поделаешь. Иначе всё погибнет. И у алкоголика то же самое. Он уже не принадлежит себе. Я не знаю, какая там степень алкоголизма. И можно конечно терпеть, можно быть героиней. Но, как правило, героизм, он… Можно выстоять, пройти, подождать, когда он умрёт через 40 лет, и сказать: «Я этот путь совершила». Но вот разрушение, которое будет, и вообще, качество жизни, которое Вы пропустили, потому что там качества жизни вообще никакого нет. Там слёзы, там потери, там боль. И человек живёт в этой боли. Но я бы не хотел, чтобы Вы жили в этой боли.

Эльвира: Ну возвращаемся к нашему эфиру. Итак, мы в начале эфира выделили 5, если я не ошибаюсь, таких подливов.

Юрий: Мы сказали про 3.

Эльвира: Но выделили 5. Или нет?

Юрий: Но я буду сейчас дальше говорить. Потому что следующий миф или следующее такое устойчивое мнение, которое ставят в обществе: женщину, когда бьют, вот Эльвира сегодня сказала, что если женщину бьют, значит, любят, ну ей нравится.

Эльвира: Ей нравится, что её бьют?

Юрий: Да, ей нравится.

Эльвира: Это устойчивое мнение в обществе?

Юрий: Да, есть люди, которые так и говорят, что ей нравится. Она от этого испытывает определённые какие-то оргастические состояния. Поэтому он и бьёт её. Она испытывает оргастические состояния. То есть, он её так вот побил, она, наверное… Это оправдание такое.

Эльвира: Я просто сейчас… У меня сейчас челюсть отвалилась, наверное, до пола. Это Вы не шутили сейчас?

Юрий: Нет, я не шутил абсолютно.

Эльвира: Это каким нужно быть, интересно, развитым человеком, не хочу в эфире говорить…

Юрий: Наверное, ты же слышала…

Эльвира: … чтобы так действительно считать.

Юрий: Ты же слышала про этот фильм — «50 оттенков серого»?

Эльвира: Если уж мы пошли в эту сферу, да, и БДСМ — это отдельная тема для разговора.

Юрий: А это тоже достаточно…

Эльвира: А когда тебе кулак прилетает в челюсть или в глаз — это вообще рядом не стояло с оргастическими удовольствиями. Я не испытывала, слава Богу, меня муж не бьёт. Но я имею в виду, что это бред, считать, что женщине нравится, когда ей ставят фингалы, ломают носы, избивают, рёбра ломают и так далее.

Юрий: Ты же понимаешь, что мужское общество, может быть, оно солидируется, и оно вот думает… Мы сейчас же про мифы говорим, про мнение, которое есть среди людей. И оно говорит: «Ну некоторым женщинам это нравится, поэтому это существует». И не надо вот это считать насилием. Это часть их игры.

Эльвира: Ну я бы посмотрела, если бы так отлупили самого этого мужика. О какой бы он игре потом говорил. С фингалами под обоими глазами.

Юрий: Ну хорошо.

Эльвира: Просто предыдущие мифы я ещё готова была как-то смириться с ними. Потому что ну да, действительно, есть такое понимание, исходя из исторической какой-то реальности, из культурной реальности, а вот это — это полный бред.

Юрий: Ты же прекрасно понимаешь, что сейчас вообще общество эроцентрированное. И вообще, секс — это глава всего. И вообще, сексуальные отношения, и вообще, секс — он возводится на пьедестал почёта. И всё вокруг этого и крутится.

Эльвира: У нас есть тут мнение мужское. Очень, Виталий, я бы с Вами поспорила. Он пишет: «После избиения женщина получает моральную (через «а», кстати, написал, смешно) поддержку на стороне и этим подпитывается». Нет, конечно, есть такое… Это, забыла, синдром, когда жертва влюбляется в насильника, синдром…

Юрий: Я не помню сейчас.

Эльвира: Неважно. Это тоже уже какие-то отклонения.

Юрий: Мы сейчас говорим про патологии, конечно же.

Эльвира: Да, это реально патология.

Юрий: Когда естественно, что такое может быть. И да, вот женщине нравится быть битой, тем самым она вызывает жалость у окружающих. Её начинают жалеть, она получает внимание, получает заботу, ей несут чай, правда.

Эльвира: Это уже с головой не в порядке у обоих.

Юрий: Пекут кексики. Ну можно оправдать. Сказать: «Мужчина, вот он заботится о своей женщине, поэтому он бьёт для того, чтобы её поили чаем, жалели, пекли кексики».

Эльвира: Давайте не про больных людей сегодня. На голову.

Юрий: Давайте не будем про больных людей. И также вот следующий миф, или следующая такая «псевдо» история, это то, что насилие обычно происходит в неблагополучных семьях. Если семья неблагополучная, если там муж алкоголик, если там вот… Ну тогда это понятно. Но, друзья, я хочу вам сказать, что насилие происходит в любых семьях. Насилие происходит абсолютно в любых семьях. Она может быть очень благополучной, она может быть очень хорошей. Но там муж просто насилует свою жену. Он может насиловать физически, я уже сегодня сказал. Он может насиловать её эмоционально. Он может насиловать её сексуально.

Эльвира: Кстати говоря, в семьях более обеспеченных ситуации такие, что «я тебя обеспечиваю, значит, я буду делать с тобой то, что я захочу». Это большой миф, что богатые папики ничего не делают со своими любимыми куколками.

Юрий: Ой, как делают! И очень много чего делают. Итак, друзья, мы поговорили сегодня о том, что в нашем обществе к насилию относятся так себе. Ну так себе. Не как к проблеме. Это есть. И давайте мы сейчас вот рассмотрим циклы насилия. Их всего три. И первое — это напряжение. С чего всё начинается? А с чего всё начинается? Всё начинается с вспышки гнева. Мужчина, он разгневался. Человек разгневался. Это ссоры, которые нарастают. Это количество претензий, которое растёт. И обидчик начинает позволять себе оскорбление, угрозы в адрес своей супруги. Он говорит: «Да я тебя убью! Да я тебя сейчас в асфальт закатаю!» Он начинает замахиваться на неё. И так далее. Она сжимается в комок. Может быть, она тоже пытается как-то ему противостоять. И так далее. То есть, напряжение. Вот начинается напряжение. Вот почему мы говорим сейчас про циклы, дорогие мои? Потому что вы, особенно люди, которые слушают нас, которые замужем, которые женаты, вы должны проанализировать вообще, что в вашей семье происходит? Когда у вас возникает конфликт, как этот конфликт протекает? Каким образом он протекает? И если вы видите, что в ваших конфликтах, когда, например, вы захотели куда-то поехать, не согласились с местом поездки, и у вас разгорелся такой скандал, что тема-то пустяшная, а скандал-то великий. С оскорблениями, может быть, с толканиями. С угрозами какими-то. Да? То это уже начало чего-то большего, что может произойти. Что может произойти трагедия вашей жизни. Конечно же. Конечно же, женщина, если она любит своего мужчину, она пытается его оправдать. Я достаточно часто встречаюсь с такими женщинами, которые говорят: «Ну он устаёт на работе. Он бедный, несчастный. У него мама такая злая была».

Эльвира: Поэтому пусть он меня полупит. Да?

Юрий: «Вот я его понимаю. Я его понимаю, что он масик мой красивый, великолепный. Он такой вот несдержанный, больной. Он уже к врачу ходил, валерианку пьёт». То есть, он её убивает морально даже. Мы сейчас не про физику говорим. Морально! А она его продолжает жалеть. И вот всё происходит в этом напряжении. Следующий момент, следующий этап — это острое насилие. Это когда эскалация конфликта, она доходит до пика, мужчина срывается, и вот этот сильнейший всплеск негатива. Вот это состояние аффекта у него, когда он вообще не контролирует себя. Я сегодня вспоминал про дядю Васю. Когда он начинал крушить мебель. Когда он разбивал чашки о стену. Когда он начинал рвать одежду своей жены. Он подбегал к шифоньеру, открывал его, на ногу ставил платье, другой конец, подол, брал этого платья, и разрывал это всё. Здесь уже вот это острое насилие.

Эльвира: Подождите. А что было после того, как он заканчивал вот эти свои действия? Он…

Юрий: Успокаивался.

Эльвира: И… Чувство вины было? Он вообще понимал, что он натворил?

Юрий: Если человек находится в алкогольном состоянии, он это обычно не помнит.

Эльвира: А, значит, он был пьяный всё это время?

Юрий: Да. Чувство вины есть, они просят прощение. Насильники.

Эльвира: Да, смешно.

Юрий: Они просят прощение, они обнимают.

Эльвира: И в следующий, в первый же удобный раз делают то же самое?

Юрий: Да. Они обнимают, они потом становятся очень ласковыми. Это следующее. Ты, кстати, начала говорить, это следующий цикл насилия. Он называется «медовый месяц» у некоторых.

Эльвира: Аж противно стало.

Юрий: Ха-ха-ха! Вот после острого насилия, когда вот это моральное, даже физическое насилие, а потом начинается «медовый месяц». Вот начала, сам пик и потом медовый месяц. Вот как обидчик себя ведёт? Он покупает конфеты, он покупает цветы. Он такой вот двоечник, который напроказничал. Это как вот говорят: «Чует кошка, чьё мясо съела». И он потом восстанавливает отношения. Он добивается прощения. Он сюсюкает. Он пытается посредством сексуальных отношений как-то наладить всё это. Он очень учтив. Он галантен становится. И вот Honeymoon начинается.

Эльвира: Продолжим после заставки. Да? Я успокоюсь маленько.

Продолжаем эфир. Передача «Формула семьи». В студии сегодня ведущая Эльвира Чипенко. И наш психолог, консультант по семейным отношениям Юрий Пожидаев. Тема «Насилие в семье». Раскрываем, развенчиваем все мифы, раскрываем правду. Выносим на поверхность и говорим, что так делать нельзя.

Юрий: Так делать нельзя. Но возникает вопрос: почему вот женщины, вот сегодня Эльвира, сейчас вот, пока была заставка, она тут очень горячо рассуждала.

Эльвира: Да, я бы сказала, что Honeymoon вот этот наступил, да я бы мёд по роже бы размазала и выгнала бы за порог такого мужчину.

Юрий: Дело-то в чём? В чём проблема? В том, что эти женщины никак не могут уйти.

Эльвира: Да. И, кстати…

Юрий: Мы сейчас поговорим об этом.

Эльвира: Нам написал Виталий: «В эту игру играют двое. Нельзя рассматривать надругателя без рассмотрения жертвы. Без жертвы не будет надругателя». Собственно, да. Вот вынуждена согласиться, потому что есть в данном случае женщины, которые делятся на два типа. Которым одного раза достаточно, ну двух. Да? И которые будут вечно в этом болоте сидеть, потому что «он же масик мой хороший». И что Вы там ещё говорили. Не знаю, не хочу даже повторять.

Юрий: Друзья, конечно же, есть жертва, есть надругатель. Конечно же, что это в какой-то степени театр абсурда двух. Двух лиц, двух персонажей в любом случае, конечно же. Но опять, я хочу вам следующее сказать, что насилия я не могу оправдать ни под каким соусом. Возможно, женщина провоцирует. Возможно, женщина может подлить масла в огонь. Возможно. Я знаю таких женщин. Я знаю женщин, которые могут очень умело вывести своего мужа, своего супруга именно вот на такую волну. Но насилие, особенно физическое, я не могу оправдать. Потому что всё-таки это уже преступление. И вообще, кстати, уголовный кодекс тоже предусматривает наказание даже за такое поведение. Поэтому как бы мы ни говорили, как бы мы не обвиняли женщин…

Эльвира: Сейчас-то последние поправки к законам Вы знаете, да? Что избил жену первый раз, административный штраф. А вот на второй раз, возможно, уже возбудят уголовное дело. А, возможно, и нет.

Юрий: Ну раньше-то вообще такого не было. И что удерживает? Что удерживает женщину, как Эльвира сегодня говорила, вот если бы один раз замахнулся бы её супруг, то вещи бы стояли на пороге. Она бы такого не допустила. Но такая женщина как Эльвира — это женщина…

Эльвира: Вы в каждом эфире начинаете говорить…

Юрий: Ты такая смелая, ты воспитана так. У тебя темперамент такой. Но не все такие. Есть такие.

Эльвира: Просто я считаю, что тут не отношение мужчины и женщины. Тут отношения «человек и человек». И никакой человек не имеет права поднимать руку на другого человека. Я сейчас оставляю за границей спорт. Ну понятно, не будем в это влазить. Потому что я знаю, что есть слушатели, которые могут написать: «А как же бокс, который я каждый день смотрю?»

Юрий: Не, ну бокс — это другое.

Эльвира: Да. Я просто считаю, что ни мать ребёнка не может лупить, ни муж жену, никто. Рукоприкладство и, в принципе, вот такое насилие, когда ты не можешь ударить, но зато бьёшь в эту сторону, в человека кидаешь какие-то вещи — это ненормально. Это отношение, повторюсь, не «м+ж», а отношения человека и человека. У нас есть звонок. Примем? Здравствуйте! Слушаем Вас. Вы в прямом эфире.

Радиослушатель: Здравствуйте! Это Никита.

Эльвира: Да, Никита, слушаем Вас.

Радиослушатель: Есть очень интересная передача по поводу насилия. Все говорят, вот как мужчина проявляет насилие к женщине. У меня есть очень хорошая подруга. Уже давно дружим, она ещё замужем не была. Она любит доводить своего мужа. Она кидалась на него с ножом, она кидалась на него со сковородкой. Чтобы Вы понимали, муж у неё кусок скалы. Я не маленький, не робкого десятка. Вот таких, как я, он может в бараний рог сворачивать по 5 человек за раз. И вот на него она кидается с ножом, соответственно, он запросто этот нож убирает. Либо вот она била его сковородкой по голове, он всего лишь закрывал голову. Но! Дело в том, что на руке от сильных ударов у неё возникли синяки. То есть, она била его сковородкой по голове несколько раз, и вот рукой, которой он защищался, и рука билась об руку, у неё возникли синяки. Она пошла, сняла побои. И поэтому насилие — это не только мужская вещь. Это ещё женская вещь. И женщины очень любят и умеют это делать.

Эльвира: Никита, вопрос. Эта пара вместе-то осталась? Или как?

Радиослушатель: Да, дело в том, что она зависима и материально, и жилищно от него. И у неё ребёнок. Поэтому никуда она от него не денется.

Эльвира: Дурдом какой-то, извините, пожалуйста.

Юрий: Спасибо большое.

Эльвира: Спасибо за звонок.

Юрий: Я, конечно же, Никита, с Вами соглашусь. И в нашем эмансипированном мире я встречаю тоже женщин, которые могут избивать своих мужей. И это тоже не нонсенс. Достаточно часто встречаются такие жёны, которые могут своих мужей свернуть в бараний рог. Обычно это такие мамочки. Или такие язвы.

Эльвира: Это тоже ненормальная какая-то ситуация.

Юрий: Но здесь не очень интересная семья. Я представляю примерно. Такая, как Вы сказали, скала и рядом вот жена. Мне очень интересно понять мотивы женщины вообще. Почему она его провоцирует? По всей видимости, она его не любит. Она просто терпит его. И вот всю агрессию, которая у неё есть, она пытается выместить даже таким образом неблагоприятным. Да? Таким жутким образом. Я думаю, что этот человек ей уже настолько опостылел, что она не чурается ничем. Даже берёт в ход сковородки. По голове и так далее. Можно сказать, милые бранятся, только тешатся. Только утешение какое-то там очень-очень отвратное.

Эльвира: Странная ситуация.

Юрий: Почему женщины, и почему вообще люди не уходят от своих насильников? И Никита сказал об этом в своём звонке, что они чаще всего бывают зависимы. У них могут быть дети. Может быть финансовая зависимость. Они зависимые. Они понимают, если я сейчас уйду, а мой муж — эта квартира на него, машина на него, а детей в школу он одевает, обувает, он платит за какие-то спортивные секции. Он покупает мне одежду.

Эльвира: Так в чём проблема тогда — подать на алименты?

Юрий: Проблема — а это целый процесс. Это стыдно.

Эльвира: Стыдно? Стыдно подавать на алименты? И уйти от мужа, который тебя избивает, стыдно?

Юрий: Некоторым женщинам стыдно это.

Как же будут люди думать об этом? Как же я буду вообще жить? А мои дети узнают, что вот там… А другие люди узнают о том, что в нашей семье происходит.

Эльвира: Да мне плевать на стыд! Главное, чтобы у детей было нормальное детство. Чтобы они не смотрели, как ежедневно колошматят их мать. И чтобы они тоже не получали себе ремнём по всем частям тела, куда только долетит этот ремень! Вообще, я недавно читала репортаж, по-моему, его выпустил The Village, о том, что выросло первое поколение, которое воспитано без ремня. Уж не знаю, какое там поколение без ремня воспитано, как-то мне кажется, что всё равно есть такая тема в семье ещё до сих пор. Но, опять же, нужно какие-то границы, рамки. Почему должно быть стыдно уходить от такого мужчины, которого мужчиной не поворачивается язык назвать?

Юрий: Понимаешь, ты пытаешься сейчас свой сарафан примерить на всех женщин.

Эльвира: Не то что… Это человеческие отношения!

Юрий: Не подходит. Это человеческие отношения, просто в понятии человеческих отношений вкладываются разные компоненты. Вот, например, мама терпела тоже самое. Она говорила: «Дочка, терпи».

Эльвира: Дочка, терпи. Ужас!

Юрий: Я вот терплю. Дочка, терпи. Будет тебе благо. Дочка, терпи.

Эльвира: Какое благо?!

Юрий: Благо — то, что вот вы одеты, обуты.

Эльвира: А у меня мужик есть?

Юрий: Дочка, терпи, потому что вот я терпела… И вот эта модель поведения, она навязывается. Человек живёт в этом. Ты же понимаешь это. Я как-то приводил в пример мою поездку в Индию. У них есть лепрозории. Это районы, где живут больные вот этой лепрой, это проказа. Это такая страшная болезнь, когда части тела гниют и отваливаются. И вот у людей такая психология. Здоровые люди, дети, не все больны проказой. Они не могут выйти из своего района. Они в нём живут. И у них даже нет мысли, нет побуждения, чтобы выйти в другой район, и чтобы увидеть там что-то новое. Вот они живут только там. Понимаешь? И такие женщины, они выходят замуж. У них даже нет мысли уйти вообще. Это табуированная зона. А ты говоришь: «Я бы ушла! Я бы тут вещи…» Вот когда начинаешь им об этом говорить, для них этот страх — это какое-то, это как будто какой-то нонсенс. Что-то вообще непонятное. Знаешь, такого человека как нужно долго готовить к такому поступку?! Он даже «нет» не может сказать.

Эльвира: То, что готовить нужно, я согласна. Но я просто понимаю, почему люди не могут так сделать. Потому что они не верят в себя. Они не верят, что они со всеми своими недостатками, со всеми своими сложностями и трудностями смогут выстоять и смогут построить свою жизнь сами, без вот этого агрессора.

Юрий: Конечно! Потому что такие люди, которые так воспитаны, которые не верят в себя, они… Их трудно даже не то, что личностями… Да, эти люди не верят в себя. Но, понимаешь, у них вот такая, они такие. И ведь обрати внимание, что люди, если мы говорим о мужском насилии, о женском насилии, без разницы, вот люди, которые склонны к насилию, они находят таких людей, которых они будут подавлять и над которыми они будут издеваться. Они, понимаешь, это как запах крови. Они чувствуют таких людей. Конечно же, они берут их к себе.

Эльвира: Вот об этом спросила Агния. Она пишет: «Правда, что если мужчина бьёт, и женщина его оставит, то он в итоге всё равно останется с той, другой женщиной, которую он сможет ударить?»

Юрий: Естественно. Поймите, что когда мужчина бьёт, если он в очень глубоком наркотическом или алкогольном запое, то он же испытывает некое удовольствие при этом. Вы же понимаете, что мужчина-садист, мужчина, который проявляет насилие — это же… Вот он мучается прямо и бьёт. Мучается и бьёт. Он испытывает драйв определённый при этом, понимаете? Конечно же, в этот момент. Это одна сторона. Вторая сторона — есть люди, которые очень слабы, с таким слабым эмоциональным фоном. Их легко вывести из себя. Которые не умеют контролировать себя. И, естественно, что они понимают, эти люди, что если это жена терпит, я буду с ней. Она позволяет мне себя так вести, я себя буду так вести. И ему удобно в какой-то степени. Потому что все его негативные стороны, всё то, что он… Вот эти его тёмные стороны личности, они покрываются женой. Они умалчиваются, замалчиваются. Женщина молчит об этом.

Эльвира: Ой, мне кажется, такой жене просто прямой путь должен быть в рай уже. В смысле, априори.

Юрий: Но надо помочь, естественно. Хочется сказать: «Девушки, если Вы ещё не замужем, если у Вас есть молодые люди, пожалуйста, если Вы видите, что Ваш мужчина, Ваш будущий муж начинает кричать, перестаёт себя контролировать, руки в ноги и уходите». Какой бы он красавец ни был! И сколько бы он ни зарабатывал! Потому что если мужчина до всех официальных процедур начинает себя так вести, если, не дай Боже, он Вас ударил ещё до официальной процедуры — руки в ноги и вперёд. Как можно дальше и глубже. Особенно, если это ревнивый мужчина.

Эльвира: О, это вообще! Каждому…

Юрий: У нас есть сообщение, насколько я понимаю.

Эльвира: Да. У нас есть два сообщения. Слушатель не подписался. Решил анонимно нам отправить сообщение. «Отец всю жизнь бил мать. Но прощения не просил ни разу. Просто спокойно мог уснуть, как будто ничего и не было. Пару дней не разговаривали. А потом, вроде как, всё и забывалось».

Юрий: Не, дело в том, всё не забывается. Ваша мама, она всё помнила. Просто Вам ничего не говорилось. Мама своё сердце не открывала. Такие вещи не забываются. Конечно же, человек может привыкнуть ко всему, даже к концлагерю. Он может адаптироваться. Конечно же. Но такое не забывается никогда. Вообще, когда происходит насилие, это помнится всегда. Человек живёт с этой болью. Это как кровоточащая рана. Она всегда есть. Но просто, по всей видимости, мама Вас так любила, и она делала всё возможное, чтобы Вы об этом не знали. Чтобы Вы этого не чувствовали. И Ваша мама — очень большая молодец. И спасибо ей большое, что она не выливала всё на Вас. Иногда женщины от такого чрезмерного насилия, они начинают пить, они начинают гулять. Они тоже… Вот некоторые сбегают вообще в никуда. Но есть женщины, которые терпят. И в России достаточно таких женщин, которые терпят, к сожалению.

Эльвира: Никита мне привёл сейчас расчёты. Я не буду их зачитывать, но он сказал о том, что алименты будут очень маленькими в случае, если женщина захочет подать на развод. И вот он пишет: «Часто жильё на мужа, и машина на мужа. Поэтому такая женщина с ребёнком и останется на улице. И в алиментах будет мало утешения». Но женщина, она тоже может устроиться на работу. Она может обратиться за социальной поддержкой какой-то. Я верю, что есть способы.

Юрий: Да, мы сейчас вот, у нас осталось несколько минут. Мы сейчас будем как раз говорить о том, что делать. Есть разные причины, почему женщина не обращается. Это и страх — то, что он её убьёт. И финансовая составляющая. Это и то, что подумают родители. Может быть, девушка так хотела выйти за этого человека замуж, она была настолько влюблена, что она ничего не видела. Или парень, он ничего не видел, ничего не понимал. И потом начались эти трагические будни, к сожалению. Но что делать, друзья? Что делать? Первый момент, очень важный, очень главный — что делать. О том, что в Вашей семье происходит, должен ещё кто-то знать. Кому Вы доверяете. Вы не должны это проживать в одиночку. Обязательно кто-то должен знать из близких, что в Вашей семье происходит. И найдите такого человека. Это может быть психолог, это может быть родственник. Это может быть кто угодно. Это может быть один, два, хотя бы два человечка, которым Вы бы могли рассказывать. Потому что этот человек — это взгляд со стороны. Возможно, Вы не почувствуете опасность, когда мужчина может перейти край. Потому что он может, например, так войти в раж, так войти в апогей своего насилия, что может просто убить Вас. Убить и всё. И Ваши дети останутся с этим товарищем. Но я не думаю, что Вы хотите, чтобы Вас этот человек убил. И поэтому вот человек со стороны, он может эту динамику увидеть. И поэтому это очень важно. Следующий момент. Это уже, наверное, в тех случаях, когда уже всё тяжело. Важно, чтобы у Вас было место, безопасное, где Вы могли бы укрыться хотя бы на время. Когда что-то происходит, Вам нужно выехать куда-то срочно, взять детей в охапку, взять чемодан. Если Вы видите, что это у Вас происходит, Вы понимаете, что Ваш муж отследил всё. Он Ваш телефон проверяет, есть такие мужья. Вашу почту электронную. И так далее. То есть, он камеру установил в доме. Я, например, знал такую семью, где были камеры в квартире. Мужчина контролировал свою жену. Потому что он переживал о том, что она водит туда кого-то. И были везде камеры по периметру. Понимаешь? И нужно такое безопасное место, куда вот в случае, если что-то такое происходит, нужно обязательно уехать, чтобы обидчик не знал об этом месте. Чтобы Вы переждали и могли обратиться потом за помощью дальше. Естественно, если у Вас такое в семье происходит, Вам нужно знать телефоны кризисных служб. Есть такие телефоны, специальные люди, обученные всему этому, которые могут помочь Вам, могут Вас спасти, могут вывезти куда-то. У Вас должен быть такой телефон обязательно. Потому что если что-то происходит, опять, понятно, есть телефон 112, когда если что-то происходит экстраординарное, Вы вызываете полицию, это один вариант. Но Вам же нужно выходить из этой ситуации каким-то образом, восстанавливаться. И поэтому нужны телефоны кризисных служб. Телефон доверия, где Вы бы могли позвонить. Потому что иногда бывает так, что внешне кажется всё благополучно, а мужчина Вас морально изводит. Потому что иногда можно морально изводить человека, не трогая его. Потому что побои не заснимешь. Заснимешь, вернее, а как? Это только какой-то диктофон нужен и так далее. Это всё очень длительные разбирательства. Поэтому нужны такие телефоны.

Эльвира: Ещё ворвусь в список Ваших советов двумя сообщениями. Илья Богданов написал большое сообщение. Вкратце он написал, что женщина, которая имеет чуточку гордости, на неё руку поднимать, скорее всего, не будут. А будут поднимать руку на ту, которая позволяет это делать. В принципе, я с ним, наверное, соглашусь.

Юрий: В какой-то степени и да, и нет. Потому что женщина, если она не позволяет, ну понимаете? Вот поймите, что когда женщина любит человека, очень сильно в него влюблена, большая часть женщин, они позволяют. Потому что мужчина, он продумывает тактику. А потом это входит в привычку. Я хочу Вам сказать следующее. Что мало женщин, которые после первого раза, вот если он один раз руку занёс, вот после первого раза, таких очень мало женщин, которые после первого раза, вот этот первый раз будет первый и последний раз. Ну что, друзья мои…

Эльвира: Друзья! Подождите, Юрий, у меня к Вам предложение. Очень актуальная тема. Есть ещё ряд сообщений. Давайте мы в понедельник продолжим. Сделаем, частично хотя бы продолжим тему эфира про насилие.

Юрий: Хорошо, давайте продолжим в понедельник. И мы уже все сообщения зачитаем. И будем очень рады теперь уже по понедельникам тоже мы будем выходить в эфир?

Эльвира: Да, весь август, друзья, «Формула семьи» с Юрием Пожидаевым будет выходить по понедельникам в два часа дня по будням по Москве. Ой, в два часа дня по Москве. Так что подключайтесь, продолжим в следующий раз. Всё. С вами были Эльвира Чипенко и Юрий Пожидаев.

Юрий: Не насилия вам в семье!

Эльвира: Не насилия вообще! Никогда! До свидания.

Юрий: До свидания.